Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Одесский дворик


Valentin Skutarenko

Одесский дворик. Двухэтажные домики, оплетенные лабиринтами ветхих деревянных лесенок и галерей с резными перилами, покрытыми облупившейся краской. Кружевные белые занавески, трепещущие от веселого майского сквозняка, стыдливо прикрывают пламенеющую герань. Открытые окна брызжут миллионами звуков – ворчание радиоприемника, гаммы на пианино, шкворчание котлет на сковороде, миллион-миллион-миллион алых роз, перебранка соседей, лай мелкой кудлатой собаки. От балконов к столбам тянутся проводами бельевые веревки со свежестиранными белыми парусами простыней, от чего двор становится похож на фрегат, который вот-вот отправится в дальнее плавание. Ленивый толстый рыжий кот лежит на перилах, подставив солнцу апельсиновый бок и щуря изумрудный глаз на воркотливых голубей, клюющих зерно у курятника. Старый клен, могучий, ветвистый, стоит посреди двора распростав ветки от крыши до крыши, тихо шепчет зелеными листьями какую-то свою сказку, древнюю и мудрую. А над ним облака – пушистые, белые, как снег, как тяжелые соцветья белой сирени, как легкий тополиный пух. И томительно-сладкий запах цветущей липы и акаций, как густой сироп разливается по крышам, проникает в квартиры сквозь открытые окна, щекочет ноздри, обволакивает сердца светлой грустью.
Collapse )

PS Пардоньте, друзья, что выкладываю старые тексты. Хочу собрать в кучу все более-менее приличное из написанного )

Новый дом с картиной на стене. Глава 9.



Collapse )

Как же тяжело, когда не знаешь, с чего начать. Как тяжело сказать первое слово. Как трудно не навредить этим словом. Чужую душу невозможно прочесть как книгу. Как опасно вступить на минное поле разговора…

Роза смотрела на свои руки, лежащие на столе. Указательные пальцы слегка подрагивали, выдавая ее волнение. Несколько вечеров она провела в раздумьях, как же правильно начать диалог с Лорой, чтобы не вспугнуть ее опять, чтобы найти ключ к ее душе, чтобы понять, в чем ее тайна и ее проблема. Все равно, как пытаться приманить бабочку, заставить ее добровольно сесть на кончик пальца и удержать там. Она чувствовала себя канатоходцем, идущем по тонкой, пугающе тонкой леске над бездной.

Collapse )

Новый дом с картиной на стене. Глава 2.



Collapse )


- Знаете…. Я люблю гулять вечерами по спальным районам… И смотреть на окна квартир…

Лора рассказывала медленно, неуверенно подбирая слова, как кусочки паззла.

Collapse )

Про музыку



Без музыки я жить не могу. И никогда не могла. С детства любимым занятием было нацепить на голову огромные наушники и, свернувшись калачиком в кресле, часами слушать пластинки. Потом катушечный магнитофон, потом кассетный. Потом плеер. Потом музыка с телефона. На работе – с ноута. Выйти из дома без наушников – все равно, что выйти без трусов. Глупо и неловко, некомфортно. Ехать куда-то долго-долго без музыки в голове – напрасно потраченные часы.

Музыка для меня – своего рода заслон от внешнего мира. Саундтрек к происходящему. Воткнула наушники и наблюдаешь. Особенно на работе, когда вокруг много народу, суета, шум, гам.

Collapse )

Про старость



Сегодня прямо с утра я познала горе, отчаяние, страх и ненависть в Лас-Вегасе. Сушила волосы феном – нашла седой волос. Сначала подумала, что собакин. Подергала. Нет, растет прямо из меня. Аккурат посреди моей Джомолунгмы торчит, как лыжная палка. Толстый, как я. И короткий, как моя молодость. Только вчера я была еще юна и полна сил, а сегодня с утра – все, старая, дряхлая антикварность.

Collapse )