sonna_yumo (sonna_yumo) wrote,
sonna_yumo
sonna_yumo

Categories:

Проект "Alabaratus"



Город был похож на мертвого ежа, торчащего иголками из черной земли. Дохлого, вонючего, колючего ежа, слегка присыпанного мусором, кишащего насекомыми. Пасмурное ноябрьское утро пронзали холодные струи дождя и всполохи неоновых вывесок. Черные зонты прохожих, как реки нефти, плескались в бетонных берегах делового центра, стекая в сточные ямы подземки или просачиваясь в вестибюли небоскребов.

Доктор Грим торопливо пробирался сквозь толпу спешащих клерков и курьеров, снующих мимо на ховербордах. Добравшись, наконец, до здания компании «Салюс Футурум», он с облегчением вошел в лобби и помахал девушке за стойкой ресепшена.

- Доброе утро, Джен. Ну и погода, а?
- Доброе утро, доктор Грим. Директор Смолвин просил вас зайти как можно скорее.

Грим удивленно поднял бровь. Директор обычно никогда не вызывал к себе так рано. Что могло случиться?

Кивнув Джен, он поспешил к лифту. Кабинет директора был на сорок втором этаже и Грим нечасто поднимался туда из своей лаборатории.
Секретаря на месте не было. Доктор осторожно постучал в дверь и вошел.
Смолвин стоял у огромного панорамного окна со стаканом виски в руке. Он обернулся на стук и жестом пригласил доктора сесть.

- Доброе утро, док, - голос директора был усталым и бесцветным.
- Доброе утро, шеф. Все в порядке? – насторожился Грим. Алкоголь с утра тоже не входил в обычаи директора.

Смолвин помолчал, покатал стакан в руке. Задумчиво отхлебнул и посмотрел на Грима.

- Нет, Алекс, далеко не все в порядке. Мне позвонили сверху. Догадываетесь, откуда? Намекнули, и весьма жестко, что мы занимаемся не тем, чем должны.
- Что значит «не тем»? – опешил Грим.
- Видимо, наши текущие проекты представляют там именно так. Они сказали, что финансирование прекратится, если мы в течение пяти лет не предоставим определенные результаты…
- Но какие еще им нужны результаты? Разве за все эти годы мы мало сделали?

Директор закрыл глаза и потер переносицу.

- Выходит, что мало и не то. Не горячитесь, Алекс, прошу вас. Мне так же странно и неприятно было выслушивать это, как и вам.

Смолвин тяжело вздохнул, подошел к столику с напитками, плеснул себе в бокал еще немного.
- Выпьете? – спросил он доктора.
- Пожалуй, да, - кивнул тот.
- Итак… Нам поставили задачу. И нам надо ее выполнить, а иначе – увы, мы пойдем по миру с протянутой рукой.
- И что нужно сделать?
- Создать совершенного человека.
- Что? Андроида?
- Нет, док. Совершенного человека.
- Погодите, я не понимаю, - доктор Грим взъерошил волосы и удивленно уставился на директора. - Какого совершенного человека? Совершенного в чем?

Смолвин усмехнулся и сел за свой письменный стол.
- В том-то и дело, Алекс! Никто не потрудился объяснить, в чем этот человек должен быть совершенным. Сказали: «Во всем». И точка. Понимаете?
- Нет. Для чего он им?
- Не он. Они. Много совершенных людей. Вы, наверно, слышали о планах по развитию колонии на Марсе? Сейчас там строят города, атмосферные установки, ирригационные системы и все прочее. Готовят, так сказать, условия для заселения. Мы-то думали, что любой сможет перебраться на Марс в качестве волонтера, первого поселенца.
- А разве нет?
- Увы. Правительство задумало населить колонию совершенными людьми, а не простыми землянами.
- Они так и сказали? – Грим недоверчиво посмотрел на директора.
- Нет, конечно. Не сказали. Намекнули. Что, мол, пора бы человечеству выйти на новый уровень. А все старое барахло оставить в прошлом. Тут. Мол, деградировали люди, хилыми стали, слабыми, тупыми. Преступность растет. Ресурсы на Земле заканчиваются. У них много причин, чтобы улететь и править нами с далекой и уютной планетки.
- Но это же подло!
- Да, подло. Но мы не в том положении, чтобы плюнуть эти слова им в лицо и гордо отвернуться. Не сделаем мы – сделают другие. Так что… - Смолвин неопределенно помахал рукой и отвернулся к окну.

Грим огладил ладонями колени, встал. Хотел было что-то сказать, но покачал головой и вышел из кабинета. Все было ясно. Яснее некуда.

Он спустился на свой этаж, попросил ассистентку объявить о совещании. Сел перед монитором. Задумался, массируя виски. Совершенные люди, значит? На чистенькую планету? Идеальные рабы и налогоплательщики? А мы тут – дохнуть?
Грим, как и многие другие, надеялся перебраться на Марс. Никого не пугала перспектива бросить все и начать жить на планете без привычной для землян атмосферы. У Земли уже и не осталось толком этой атмосферы-то. Высокий уровень загрязнения воздуха в городах, постоянные вирусные атаки, нехватка питьевой воды, радиация. Голубой шарик давно перестал быть голубым. Он стал помойкой. Кучей мертвых ежей.

- Доктор? Мы можем начинать? – Лиза осторожно заглянула в кабинет Грима.
- Да-да, иду.

Коротко и сухо изложив коллегам суть задачи, Грим оглядел собравшихся.

- Есть идеи? – спросил он.

Все молчали. Комов нервно прокашлялся. Питерсон задумчиво стучал стилусом по столу. Сонг хмурился и поджимал губы.

- Хорошо… - начал вдруг Комов. - У нас уже есть стимуляторы мозговой активности. И экзо-позвоночник для усиления физических параметров. Но сейчас они дают сбои при единовременном применении. Мы могли бы поработать над этим. Что скажете?

Лиза ухмыльнулась.
- То есть, ты считаешь, что умный и сильный – уже совершенный? А что насчет болезней, мутаций, внешнего вида, в конце концов?
- А, значит, нужно еще и миловидности добавить? – парировал Комов.
- Ну, просят же совершенного человека. Совершенного, заметь! Не просто чемпиона по триатлону и шахматам.
- Допустим... А что если мы используем био-конструктор Делвина и попробуем собрать внешность под заказ? Ну, скажем, высокого блондина с серыми глазами?

Сонг и Лиза закатили глаза.

- Без разницы! – сердито буркнул Комов, - Можно же кого угодно. Я имею в виду, что в био-коне мы, гипотетически, сможем собрать идеальную внешность.
- А потом прикрепим к этой внешности экзо-позвоночник и стимулятор мозга?
- Как вариант! Есть другие предложения?
- Какой бред! – Питерсон раздраженно швырнул стилус на стол, - Вы всерьез хотите использовать био-кон для этой ерунды? Вы сами себя слышите?

Он встал, пнул стул и вышел. Грим проводил его долгим взглядом. Он понимал негодование Питерсона. Био-конструктор Делвина на самом деле был уникальной машиной, благодаря которой они могли исправлять генетические мутации или нарушения в цепи ДНК у эмбрионов с предрасположенностью к таковым. Они уже давно научились прогнозировать отклонения или возможные хронические заболевания у детей, анализируя ДНК их родителей. И умели делать точные анализы ДНК плода в самом начале беременности, без травмирующего вмешательства как для эмбриона, так и для будущей матери. Смоделировать носителя макромолекулы не представляло сложностей, а благодаря био-кону можно было исправить то ошибки в цепи. Эксперименты со взрослыми людьми пока не приносили желаемых результатов, но команда Питерсона не сдавалась. Они свято верили, что скоро био-конструкторы смогут вылечить миллионы людей по всему миру от тех болезней, с которыми не могла справиться обычная медицина.

- И вообще, как мы должны определять «совершенство» человека? По каким критериям? – спросил Сонг. - Ведь все субъективно. Предположим, я считаю идеальным человеком того, кто обладает высоким интеллектом, моральными принципами, эмпатией, в конце концов. Но мне при этом плевать на физические параметры. А остальные, допустим, делают упор именно на них. Кто установит планку?
- Это идиотизм, - кивнула Лиза. - Даже если рассуждать только о физических параметрах, то что считать совершенным? Силу? Выносливость? Гибкость? А интеллект? Какой уровень выбрать? Абсолютного гения?
- Как говорил старина Ломброзо: «От гениальности до безумия – один шаг», - усмехнулся Комов. - Может быть, золотая середина между гением и безумцем и есть совершенство?
- Твой старина Ломброзо – праотец нацизма! – отрезал Сонг. - У нас нет ни маяков, ни ориентиров, ни банального права решать, что есть совершенство!

- Вот что, коллеги, - прервал его Грим. - Думаю, нам всем нужно время, чтобы пораскинуть мозгами. Давайте возьмем паузу на пару дней.

Он вернулся в свой кабинет и оставшуюся часть дня провел у монитора, пролистывая папки с текущими проектами. Как много болезней, как много проблем. И как мало еще сделано. Грим был согласен работать бесплатно, на чистом энтузиазме. Генная инженерия увлекала его еще с первого курса университета. Но энтузиазмом не заплатишь за оборудование, реактивы, содержание лаборатории.
- Нужно что-то придумать, - пробормотал он.

Выйдя вечером из здания компании, Грим отправился пешком к станции гиперлупов. Облака висели над городом как шатер шапито - тяжелыми разноцветными складками, отражая свет рекламных щитов. Топот ног смешивался с заманчивым шепотом голограмм-зазывал, какофонией сотни мелодий и шипением флаймобилей. Прохожие спешили по домам, чтобы скорее укрыться от цвета, света и звуков за стенами, транслирующими такую же мешанину звуков, света и цветов. Тут и там на тротуаре сидели пси-наркоманы в линзах дополненной реальности – слабо шевелили губами, водили руками перед собой, нервно и отрывисто гоготали. Белые линзы слабо светились - казалось, что их носители закатили глаза в глубоком обмороке. Реальный мир был полным отстоем, виртуальная реальность стала спасением для тех, кому этот отстой был не по зубам.

Добравшись, наконец, до квартиры, Грим сбросил пальто и туфли и прошел в гостиную. Щедро налил в бокал бренди, выпил залпом половину. Включил теле-стену, плюхнулся на диван.

- Совершенный человек, да?

В новостях показывали очередной город третьего мира, полный нищих, калек-мутантов, сидящих среди гор мусора на бывших центральных проспектах, жрущих падаль, дышащих выхлопами больших заводов. Четвертый мир перестал существовать как термин, когда началась война за ресурсы и потребителей. Выкачав из африканского континента все, что можно, объединенное правительство Земли превратило его в свалку планетарного масштаба. Страны третьего мира продолжали свое существование только благодаря поставке дешевой рабочей силы. А те, кому повезло оказаться у руля или близко к нему, снимали остатки сливок и планировали колонизацию других планет. В частности, Марса.
Марс давно был лакомым куском в глазах правителей. Первую марсианскую научно-исследовательскую станцию развернули лет двадцать назад. Еще через пять лет космические перелеты на Марс и обратно перестали быть чем-то необычным. А потом родилась идея колонизации. Многие земляне вздохнули с надеждой. Некоторые досадливо махнули рукой, мол, умирать, так на родной планете. Но каждый держал в уме эту возможность – улететь в неизвестное, но оптимистически светлое будущее, даже если и через черные-пречерные космические дали. Начать жизнь с чистого листа.

Грим допил остатки бренди в бокале, скривился и закрыл глаза. Идея, прозрачная, неявная, как зыбкий утренний туман, вкрадчиво проникла в его сознание и начала обретать форму.

На следующее утро он влетел в кабинет Смолвина без стука, взбудораженный, разгоряченный и запыхавшийся.

- Доброе утро, Алекс, - поздоровался директор, удивленно глядя на него.
- Доброе, - махнул рукой Грим и сел в кресло для посетителей. - Я знаю, что нужно делать!

Сквозь плотно закрытую дверь до секретаря Смолвина смутно доносился звук возбужденных голосов доктора Грима и директора, сердитые восклицания, даже крики. Спустя два с половиной часа дверь открылась и из кабинета вышел Грим, багровый и взъерошенный. Следом за ним появился директор.

- Кларк, соедините меня с господином Ли из комитета, - сухо сказал он и вернулся в кабинет.

Через несколько дней компания «Салюс Футурум» предоставила объединенному правительству проект «Alabaratus».

- Почему на Марсе? Я не понимаю! – возмущался господин Ли из комитета по колонизации.
- Друг мой, - Смолвин мягко взял его за локоть, - то, что мы собираемся сделать – это уникально! Это прорыв в генной инженерии, уверяю вас. Нам ни в коем случае нельзя допустить утечку информации. Если идею украдут наши конкуренты, то это будет иметь ужасающие последствия. Кроме того, на изолированной территории нам будет проще уследить за многими факторами развития наших подопечных. А уж более изолированной территории, чем Марс себе и представить трудно, согласитесь?

***

Четыре года из пяти пролетели почти незаметно. Словно кто-то нарочно ускорил время. И каждая наступившая ночь была щелчком хлыста, подгоняющим, торопящим.
Грим почти не спал. Много времени он проводил в лаборатории, с командой ученых. Почти столько же – с инженерами, проектировщиками, конструкторами. Проект, разделенный на зоны ответственности, был передан разным группам специалистов, так, чтобы ни у кого не было представления об общей картине. Тонны оборудования, упакованные для перевозки, ждали своего часа, чтобы быть собранными уже на Марсе.


Доктор суетился в своем кабинете, лихорадочно пытаясь вспомнить, все ли он взял. Смолвин откашлялся, чтобы привлечь к себе внимание.
- А, это вы! Добрый день, директор. Добрый день.
- Здравствуйте, док. Все готово?
- Да, да, почти. В сроки укладываемся. Лингво-блоки будут готовы на следующей неделе, Сонг вам сообщит… Так… Обучающие программы я возьму с собой… Стимуляторы тоже… - Грим выдохнул и тревожно посмотрел на директора. - Вы не прилетите?
- Нет, Алекс, я должен остаться.
- Все будет в порядке?
- Это зависит от вас, - улыбнулся Смолвин. - Удачного полета!
- Надеюсь, все-таки, увидимся! – Грим крепко пожал руку директора. - Ну, пора!

После отлета доктора Грима на Марс оставался год, чтобы завершить проект и показать результат объединенному правительству. И не важно, каким этот результат будет. «Салюс Футурум» регулярно отправляли самые оптимистические отчеты в комитет по колонизации. Чиновники радостно потирали руки в предвкушении успешного эксперимента и скоро переселения.

Ко дню презентации на Марс прилетел почти полный состав объединенного правительства. Агенты безопасности, прочесавшие весь био-купол вдоль и поперек, собрались в коридорах вокруг демонстрационного зала. Делегация высших чинов неспешно занимала свои места.
Когда все расселись, доктор Грим, бледный и взвинченный, прошел на трибуну, откашлялся и нервно одернул пиджак.

- Дамы и господа! Уважаемые члены объединенного правительства Земли! Сегодня тот день, который навсегда войдет в историю человечества. Перед нами была поставлена непростая задача. Но, мы смогли ее выполнить. И скоро вы все увидите то, ради чего мы здесь собрались. Человека совершенного!

Публика лениво захлопала и зашепталась.

- Но перед этим я прошу вас надеть видео-шлемы, которые лежат перед вашими креслами. Мы подготовили небольшой, но очень познавательный фильм, который расскажет о нашем проекте. Прошу вас, господа!

Члены правительства и свита с интересом потянулись за легкими, прозрачными шлемами. В зале погас свет. Перед глазами чиновников появилась панорама безмятежного синего неба с легкими белыми облаками. Затем – поля цветущей лаванды. После – морской прибой.

- Веками человечество стремилось к идеалу, - говорил им приятный женский голос. - Образ совершенного человека воспевали в своих произведениях поэты, писатели и художники прошлых веков. Скульптура Давида, витрувианский человек да Винчи, знаменитая цитата Чехова – что таило в себе формулу создания совершенства? Что мешало человечеству все эти годы достичь его?

Умиротворяющие пейзажи сменились на изображение младенцев, темнокожих и светлокожих, блондинов и брюнетов. Они ползали по белому полу, смеялись и играли друг с другом.

- Дитя человеческое, - продолжил голос. - Чистый разум, не засоренный предрассудками, стереотипами, навязанными правилами морали и чужими понятиями о добре и зле. О плохом и хорошем. О том, что правильно и что ложно. Это ли не пример совершенства в самом его начале?

Голос в наушниках завораживал, зачаровывал, убаюкивал. Картинки неспешно менялись перед глазами зрителей. В зале стояла полная тишина.
Доктор Грим тихонько вышел в холл и закрыл за собой дверь. Достал из кармана коммуникатор и вызвал Смолвина.

- Ну как? – тревожно спросил директор.
- Вроде, все идет по плану, - облегченно выдохнул Грим.

Презентация прошла успешно.
Через несколько часов делегация покинула зал и выразила желание остаться на Марсе еще на несколько недель. Как было сказано во время видео-конференции с Землей – для более детального ознакомления с проектом.

Через несколько недель объединенное правительство на Землю не вернулось, сообщив, что теперь будет вести дела с Марса. А спустя несколько дней Смолвина вызвал к себе министр обороны.

- Какого черта там происходит? – министр брызгал слюной и пучил глаза.
- Не вполне вас понимаю, господин министр, - недоуменно развел руками Смолвин.
- Я эти ваши прохиндейские повстанческие штучки за версту чую! Нечего водить меня за нос! Что случилось с членами правительства?
- Помилуйте, господин Борг, что с ними могло случится? Насколько мне известно, все живы-здоровы, никакой угрозы нет и не было. Перед прилетом служба безопасности тщательно проверила био-купол и все внутри него.
- Не морочьте мне мозги! Я вижу, что что-то не так! Странное поведение, странные указы. Прекращение работы целой сотни химических заводов, снижение налогов, изменения в системе образования – и все это только в течение последних двух недель. Вы держите их в заложниках? Вы управляете их сознанием?
- Господин Борг, я не настолько смелый человек, чтобы захватить правительство целой планеты и удерживать их в заложниках. Вы можете убедиться сами, что с вашим начальством все в полном порядке. Отправьте группу на Марс с проверкой.

Борг презрительно посмотрел на Смолвина. Наглый ученый явно держит его за дурака. На Марсе явно что-то не чисто.

- Вы полетите со мной, - сказал он. - Причем немедленно. По крайней мере, я буду уверен, что наш корабль не атакуют на подлете.

На Марсе их встречал удивленный Грим.

- Директор Смолвин! Рад вас видеть! Министр Борг, какая честь.

Борг жестом велел Смолвину молчать и холодно посмотрел на Грима.

- Мы прилетели не обниматься. Я лично желаю убедиться в безопасности членов правительства и в надежности вашего проекта. Мои люди должны все проверить.
- Разумеется, - Грим недоуменно взглянул на Смолвина, но тут же отвел глаза. - С чего хотите начать? Поселение, плантации, лаборатория?
- С лаборатории, - кивнул Борг. Грим жестом пригласил группу следовать за ним к белому зданию, похожему на яйцо, лежащее на боку.
- Здесь расположен наш демонстрационный зал, за ним – научная станция и лабораторные блоки, - сказал доктор, подходя к дверям зала.
- С него и начнем, - улыбнулся Смолвин и похлопал Грима по плечу.

Доктор закрыл за ними дверь и вытер испарину со лба. За несколько часов «Alabaratus» - устройство по стиранию памяти, сконструированное в виде демонстрационного зала, закончит свою работу. Останется только заполнить чистые страницы разума правильной информацией.
Ведь младенец не рождается плохим, жадным, алчным или извращенным. Он – tabula rasa, «белая бумага без всяких знаков и идей»[1]. То, каким он станет, зависит от окружающего мира. И не нужно менять цепь ДНК, чтобы сделать человека совершенным. Все намного проще. И куда сложнее.



[1] Джон Локк, «Опыт о человеческом разумении»
Tags: рассказы, фантастика
Subscribe

  • Собака и препятствия

    Жизнь моей собаки полна препятствий. Даже домой просто так не попадешь - только через "Форд Байярд". А все дело в том, что в нашем четырехэтажном…

  • Снег

    Ташкент. Ноябрь. Снег. Звучит, как начало фантастического рассказа, но это не он. Этот год все продолжает удивлять. Сначала снег выпал в апреле.…

  • Про кошек

    Какие породы кошек вы знаете? Кроме «Барсик», «Мурзик» и «ну этот, плоскомордый». Специально для кошачьих любителей, ценителей и кормителей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 32 comments

  • Собака и препятствия

    Жизнь моей собаки полна препятствий. Даже домой просто так не попадешь - только через "Форд Байярд". А все дело в том, что в нашем четырехэтажном…

  • Снег

    Ташкент. Ноябрь. Снег. Звучит, как начало фантастического рассказа, но это не он. Этот год все продолжает удивлять. Сначала снег выпал в апреле.…

  • Про кошек

    Какие породы кошек вы знаете? Кроме «Барсик», «Мурзик» и «ну этот, плоскомордый». Специально для кошачьих любителей, ценителей и кормителей…